Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

зима

Личный журнал Сергея Бережного

LiveJournal account of Serge V. Berezhnoy (St.Petersburg, Russia), freelance writer, journalist and reviewer. This blog is in Russian entirely.
LinkedIn: http://www.linkedin.com/in/SergeBarros

Предупреждение для многопланово возбудимых читателей.
  • Владелец этого журнала является атеистом. Если при чтении журнала вам покажется, что в вас возбуждается рознь на религиозной почве, пожалуйста, не стесняйтесь. Это нормально. Если вы всё-таки чувствуете из-за этого неуверенность - обратитесь к религиозным авторитетам, они смогут дать вам правильный совет.
  • Владелец этого журнала является понаехавшим. Если при чтении журнала вам покажется, что в вас возбуждается рознь по признаку наличия/отсутствия регистрации, пожалуйста, откройте вашу собственную регистрацию и ещё раз убедитесь, что она оформлена с соблюдением всех нюансов. Обычно это помогает.
  • Владелец этого журнала является гетеросексуалом. Если при чтении журнала вам покажется, что вас это возбуждает, вы знаете, что делать, и уж точно не мне вас этому учить.
  • Владелец этого журнала является идиотом по определению, так как по-древнегречески "идиот" - это гражданин, не принимающий участия в выборах. Если вы не идиот, то вас это вообще не касается, и никакого возбуждения на этот счет у вас возникнуть не должно.
  • Владелец этого журнала высоко ценит политические убеждения, которые не могут быть изложены фразами из трёх, четырёх или пяти слов. Если при чтении журнала у вас возникнет иллюзия, что это не так, достаточно будет легкого сеанса медитации, чтобы удостовериться, что это просто иллюзия.
  • При необходимости список дисклеймеров может быть пополнен без дополнительного предупреждения. Если вас это оскорбляет, считайте этот текст публичной офертой.
  • Если сказанное выше вам совершенно не помогает, обратитесь в abuse team. Оно вам поможет.


Далее.

  • Политика зафренживания: Френдирую тех, чьи ленты мне интересно читать. То есть, френд-лента у меня именно для чтения, и я стараюсь её не раздувать за пределы возможного. Закрытых постингов в моей собственной ленте практически нет, так что юзеры, отсутствующие в моём списке френдов, ничего не теряют.
  • К сожалению, вынужден был включить CAPTCHA для комментариев от пользователей, которые не включены в мой френд-список. Если для вас это неудобно - напишите в личку, я вас добавлю.
Несколько простых правил:
  1. В этом журнале право на оскорбление участников дискуссий узурпировано владельцем журнала.
  2. Оскорблять самого владельца журнала не возбраняется, особенно если это делается изобретательно и со вкусом.
  3. Владелец журнала вправе вмешиваться в любые дискуссии, которые ведутся в его журнале.
Если Вы хотите оставить мне сообщение или задать вопрос, просто добавьте комментарий к этой записи; этот комментарий будет автоматически скрыт и никто, кроме меня, его не увидит. Если вопрос очевидно не носит личного характера и может, по моему мнению, быть интересен другим читателям журнала, я могу оставить его и мой ответ открытыми.

Удачи!

зима

Аркадий Райкин в спектакле “На сон грядущий” (1960)

Выцепил на торрентах телевизионную запись спектакля театра Райкина 1960 года “На сон грядущий”. По нынешним меркам запись кошмарная, но от большинства других спектаклей театра остались разве что фрагменты в грамзаписи. Но вот чтобы практически весь спектакль райкинского театра той эпохи на видео - это почти чудо.

По записи видно, что снимали вживую на две-три камеры и потом монтировали абы как. Поразительно, что операторы за Райкиным постоянно не успевали, все время пытались взять крупный и средний план, теряя его в движении по сцене. В миниатюре “Из жизни отдыхающих”, в которой он играл десяток ролей и мгновенно переодевался для каждой роли, камеры просто не успевали его “ловить”. Я, конечно, “реставрировал” для себя всё, что можно, но отлично видно, что спектакль работался в расчете на то, что зритель видит всю сцену. Миниатюра “Обыватель” вся построена на том, что Райкин шаг за шагом проходит по сцене от одной кулисы до другой, каждый шаг - этап человеческой жизни. Крупный план здесь не нужен, противопоказан, должно быть видно именно движение по сцене - выверенное, стремительное, ритмичное, с поразительным изменением образа на каждом шагу. Камера это “съела”; и если мне в какой-то степени удалось задуманный эффект “реставрировать”, то человек без сценического опыта сделать это же, увы, скорее всего не сможет.

Не думаю, что сам А.И. был очень уж доволен этой записью. У него вообще были весьма своеобразные отношения с экраном. Миниатюры, которые он адаптировал для ТВ или для кино, от театральных версий отличаются решительно, он использовал для них принципиально другие, совершенно не “сценические” ходы - и это при том, что именно на сцене он был воистину велик. Он великолепно использовал дистанцию между сценой и залом. Его маски были подчеркнуто гротескны, но на телевизионных крупных планах временами выглядят просто уродством, образ спасают только огромные выразительные глаза актера. Для того, чтобы номер “заработал” на экране, его нужно было перекурочить. Хуже того: Райкин начинал зависеть от профессионализма оператора, режиссера, etc, в то время как А.И. терпеть не мог зависимости от кого бы то ни было. Он был феноменально самодостаточен как актер - но лишь на сцене. В своем Театре он был единственным премьером, собственно, только он и был своим Театром (и можно только поражаться самоотверженности других актеров его труппы, талантливейших людей, которые десятилетиями согласны были работать с ним “тенями” и просто подавать А.И. реплики). Запись и экран допускали монтаж, зритель понимал это и, скажем, те же самые мастерски исполненные миниатюры со скоростным переодеванием просто не воспринял бы как чудо - так, как он воспринимал их в театре. В том же спектакте “На сон грядущий” Райкин после такой миниатюры выходит на авансцену совершенно вымотанный (неудивительно - при таком-то темпе!) и в течение минуты откровенно переводит дыхание, купаясь в овациях зала - он мокрый, как из душа, и он счастлив тем, как его любят зрители. Это камера поймала - редкая операторская удача в той записи.

Можно много писать о непоколебимом актерском аристократизме А.И. (о, этот неизменный костюм с бабочкой, над которым могла скалиться и брызгать слюной абсолютно дебильная харя очередного персонажа!), о том, как умно А.И. строил отношения с официозной идеологической критикой, высмеивая её претензии ещё до того, как они могли быть озвучены (хотя это мало кого из официальных дураков останавливало - дурака вообще остановить невозможно, но зритель, к счастью, все прекрасно понимал), о его внезапной лирической интонации, которая оттеняла сатиру и придавала всему спектаклю совершенство человеческого звучания. Как бы плоха ни была запись, это в спектакле видно, и видно, насколько это верно и прекрасно.

Мы (большинство из нас) не видели его спектаклей, когда готовили постановки в нашем СТЭМе, но каким-то чудом нам удавалось тогда кое-что верно угадать по грамзаписям, по телевизионным “Людям и манекенам”, по древнему и очень милому фильму “Мы с вами где-то встречались”. Мы были очень далеки от А.И., мы это понимали и страдали от этого, и мы очень хотели к нему приблизиться.

Во второй половине 1990-х я однажды оказался за кулисами Театра Эстрады на Большой Конюшенной и с неожиданным для себя потрясением увидел на гримерке табличку с его именем. Я весь вечер чувствовал себя счастливым: я все-таки оказался совсем рядом с А.И. Пусть даже через двадцать лет после того, как он в последний раз вышел из этой двери.


Выжато из блога Записки дюзометриста, комментируйте хоть тут, хоть там. Welcome!